очень плохоплохоудовлетворительнохорошоОтлично (Пока оценок нет)
Загрузка...
16 Май 2019

Комментарии

0
 16 мая, 2019
 0

В дыму майских пожаров Сергея Левченко разглядеть было невозможно

Губернатора Иркутской области Сергея Левченко от отставки спас дождь. Но жители региона вряд ли забудут о том, что в тяжелый и непонятный для многих момент, когда зарево огней лесных пожаров зловеще полыхало на горизонте, они так и не дождались внятного объяснения ситуации, конкретных осмысленных действий его подчиненных. Они остались один на один со своими страхами и опасениями.
Людей вводили в заблуждение
Теперь уже, когда несколько стихли эмоции, можно, как говорится, отделить зерна от плевел. Картина для власти получается безрадостная. В области эвакуировали целые населенные пункты, горели дачные строения и десятки лесных участков, удушливый дым заволакивал города и поселки, а правительство докладывало, что волноваться не о чем: в Багдаде все спокойно. Все силы подвластных губернатору чиновников были брошены не на тушение пожаров, а на уменьшение их масштабов. После того, как власти проспали «красного петуха», чиновники стали обвинять жителей в распространении паники, а глав муниципальных образований — в излишней суете и предоставлении недостоверных данных. Уж очень хотелось, чтобы сгоревших гектаров леса было меньше.
В эти горячие напряженные дни людям хотелось услышать Сергея Левченко; наиболее настойчивые пытались до него дозвониться, но попытки оказались безуспешными — не было его там. Между тем пресс-служба губернатора вводила людей в заблуждение, утверждая, что Сергей Георгиевич на рабочем месте и контролирует ситуацию. Если бы так… В дыму майских пожаров разглядеть Сергея Левченко было невозможно.
А между тем обстановка на самом деле складывалась чрезвычайно тревожная. Иркутск и близлежащие населенные пункты накануне Дня Победы заволокло горьким дымом. Люди спасались в меру своего опыта: плотнее закрывали окна, использовали влажные простыни и полотенца. В еще худшем положении оказались жители сел и деревень, с околиц которых беспощадное пламя можно было увидеть уже невооруженным глазом. Депутаты и надзорные органы требовали ввести режим ЧС, но правительство области невозмутимо распространяло информацию, что «ни один населенный пункт не горит».
Верх взяло малодушие
Мягко говоря, все эти утверждения оказались весьма некорректными. Уже 7 мая утром на территории области было зафиксировано девять пожаров на площади чуть более пяти тысяч гектаров. Сутками ранее горело всего 2,5 тысячи гектаров. К середине дня крупный лесной пожар, возникший на территории Ангарского городского округа в районе Савватеевки и Мегета, как сообщалось в социальных сетях, закрыл чёрным дымом трассу Р-255 «Сибирь». Ветер усиливался, огонь разрастался. Полыхало и в других местах. В частности, около половины пятого вечера появилась информация о том, что ещё один лесной пожар угрожает посёлку Большое Голоустное. Пламя раздувало ветром, и люди ожидали худшего, но ветер сменил направление. А обстановка между тем накалялась.
За ночь с 7 на 8 мая пожары вплотную подошли к посёлкам в нескольких районах области: Горохово, Баруй, Сайгуты, Верхний Кет, Кударейка, Никольск, Барда, Лыловщина, Московщина, Ширяево, Горяшино, Тихонова Падь, Зорино-Быково, Александровск, Тунгуска, Баяндай, Вершина. Восьмого мая горел посёлок 506 под Усольем — дачи и гаражи. Дело дошло до эвакуации населения. Из Тихоновой Пади вывезли 54 человека, эвакуировали детей из Лыловщины. В борьбу с огнем включились отряды волонтеров вместе с пожарными. Главы отдельных муниципальных образований, боясь упустить время, стали вводить режим ЧС. Так, например, поступили мэры Иркутского, Боханского, Баяндаевского районов. Подобные меры, судя по обстановке, напрашивались и по всему региону, но ни Сергей Левченко, ни правительство области не решились на такой шаг, чтобы не приковывать к себе внимание Москвы. Малодушие пересилило чувство ответственности. Более того, Сергей Левченко исчез из информационного поля, превратился в губернатора-призрака. Подконтрольная ему пресс-служба в лице Ирины Алашкевич старательно промывала мозги и убаюкивала бодрыми заявлениями: ни один населенный пункт не горит, проводится опашка, не поддавайтесь панике.
Не приняли меры
А тем временем дым только сгущался. В окрестностях областного центра горели трава и деревья, жители микрорайонов Топкинский и Зелёный скидывали в соцсети снимки полыхающего горизонта, местами языки пламени отмечали Александровский тракт. Затем загорелось «Заповедное Прибайкалье», пожары в котором тлеют, кстати, до сих пор. Тут же выяснилось, что национальный парк оказался не в состоянии их тушить. Как пояснил представитель президента РФ в СФО Сергей Меняйло, в «Заповедном Прибайкалье» в 2019 году не заложены средства на тушение лесных пожаров, «что не позволило заключать соответствующие госконтракты».
Но первые выводы в отношении тех, кто должен был работать денно и нощно в эти тяжелые сутки, сделала 9 мая Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура. Она установила, что Министерством лесного комплекса Иркутской области не принимаются достаточные меры к ликвидации пожаров. В частности, 7 мая к тушению пожара у поселка Большое Голоустное приступили поздно. Из-за этого огонь перешел на особо охраняемую территорию, в опасности оказался сам посёлок. И это были, к сожалению, не единственные примеры медлительности действий. Так, день за днем Иркутская область приближалась по количеству пожаров к первому месту не только в Сибирском федеральном округе, но и в целом по России. 13 мая Рослесхоз признал очевидное для многих: власти Иркутской области и соседнего Красноярского края не подготовились к тушению лесных пожаров.
Чёрное назвали белым

август 2015 года, кандидат от КПРФ Сергей Левченко «тушит пожары» накануне губернаторских выборов.

Впрочем, жители области припомнили, что в предвыборном 2015 году кандидат от коммунистов Сергей Левченко демонстративно выезжал на тушение лесных пожаров. Тогда же он уверял, что в их распространении виновата действующая власть. Теперь же, как видно, действующий губернатор Сергей Левченко и пожары с лопатой в руках не тушит, и режим ЧС объявлять не стал, заботясь только о собственных интересах. Тогда ему было выгодно обличать власть, теперь он сам власть, а потому наказано принять все меры, чтобы черное назвать белым.
Именно за решение такой задачи на днях взялся верный соратник Сергея Левченко — министр лесного комплекса Сергей Шеверда. На пресс-конференции для журналистов о причинах лесных пожаров этот нерадивый чиновник, находящийся под следствием, охотно пояснил, что режим чрезвычайной ситуации по всей области не объявляли специально и намеренно. По словам министра, не следовало ограничивать право всех жителей Иркутской области на посещение лесов, когда можно было ввести режим ЧС только в тех районах, где шли пожары. В общем делалось так с целью заботы о людях, с благими целями. Ну а что касается жителей районов-погорельцев, то так карты легли, пришлось потерпеть. Не согласен, как оказалось, министр Сергей Шеверда и с Рослесхозом — к пожарам подготовились, за майские праздники министерство увеличило количество людей и техники в «горимых» районах в три раза.
Между тем абсолютно точно можно сказать одно: совсем другая оценка деятельности и министра Сергея Шеверды, и самого главы региона Сергея Левченко у жителей Иркутской области. В начале мая большинство из них воочию сумели убедиться в полной неспособности властей организовать борьбу с пожарами. Губернатор Сергей Левченко открыто игнорировал обращения людей, в его аккаунтах чистили неудобные для власти комментарии. Люди окончательно поняли, что на этого губернатора надежды нет. И это главный, пожалуй, урок.
Вероника Дмитриева

Добавить комментарий

error

Вся Неделя в социальных сетях