очень плохоплохоудовлетворительнохорошоОтлично (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
26 Сентябрь 2019

Комментарии

0
 26 сентября, 2019
 0

Известный фильм «Чучело» Ролана Быкова в восьмидесятые вызвал бурю эмоций практически у всего народонаселения страны. «Как дети могут быть такими жестокими по отношению к милой, доверчивой, беззащитной однокласснице?» Прошло несколько десятков лет, а проблема травли в среде детей и подростков стала не менее, а скорее более актуальной.

Сейчас для обозначения этого явления есть специальный термин — буллинг.

Буллинг — агрессивное поведение одного лица или группы лиц к человеку (группе), проявляющееся в насилии, травле, преследовании, терроре.

Проявления буллинга в детской среде весьма разнообразны. Некоторые на первый взгляд могут показаться невинными.

На скамейке детской площадки подростки мирно беседуют между собой, мимо проходят ребята лет 9-10. Один из подростков поворачивается в их сторону и говорит: «Мальчики, дайте 10 рублей». Ребята, как ни странно, спокойно достают деньги и отдают подросткам.

Внешне ситуация выглядит как само собой разумеющееся. Одни попросили, другие откликнулись на просьбу. Но выясняется, что ни проходящие ребята, ни сидящие на скамейке никогда раньше друг друга не видели.

На вопрос: «Зачем дали деньги, вы ведь их даже не знаете?» ответили: «Это ещё мало, у нас в школе по 50 рублей просят». Номер школы назвать отказались.

Попытки объяснить подросткам, что так делать нельзя, взывание к нравственным нормам и уважению к чужой собственности отклика не получили. Равнодушно переждав вмешательство взрослого, подростки взяли у ребят деньги и продолжили беседу на скамейке.

Первые мысли, что возникают: всё начинается с малого — сегодня одни просят (требуют) деньги у слабых (по возрасту и физически) детей, а что будет завтра? Насилие, агрессия, травля ради каких-то своих целей и интересов в сторону тех, кто не может ответить, кто беззащитен?

Сергей учится в седьмом классе и очень не любит уроки физкультуры, для этого есть объективные причины: подросток не справляется с программой. Он всегда последний на беговой дорожке, в лыжном кроссе, не умеет прыгать в высоту и длину, плохо вписывается в спортивные игры.

Показаний для освобождения от физкультуры у мальчика нет, он практически здоров, доктора говорят, мол, такая конституция. Но одноклассники про конституцию знать не хотят, издеваться над Сергеем начинают уже в раздевалке.

— Ну что, сегодня на рекорд выходим?

— А лучшие спортсмены у нас за водичкой побегут или опять денежки дома забыли?

— Мышцы-то утром подкачал?

Далеко не самые унижающие достоинство подростка (бывает и похлеще) вопросы. Сергей всё больше отдаляется от одноклассников, даже тех, кто в травле участия не принимает, он часто бывает на грани отчаяния и срыва…

Отдельно взятая история, подобных много.

Самому ребёнку сложно (невозможно) противостоять буллингу. Если он уже попал в опасную ситуацию (не получилось дать отпор с самого начала), то его попытки защиты могут вызвать у сверстников новую волну издевательств. Здесь необходимо вмешательство неравнодушных взрослых.

Александра Чернюк, медицинский психолог ангарского филиала Иркутского областного психоневрологического диспансера:

— Проблемы буллинга в среде детей и подростков можно решать только с помощью взрослых. Реалии же таковы, что зачастую сами взрослые воспитывают в детях «жертву» или «агрессора», поддерживая те или иные модели поведения: «чтобы выжить, надо унижать» или наоборот — «лучше отмолчаться, не сопротивляться, а то себе дороже». Такие установки потворствуют возникновению буллинга.

Наиболее наглядно его проявления можно наблюдать в школе, когда в классе запускается травля одного или нескольких ребят. Когда подросток (чаще это касается подростков) чем-то отличается от сверстников: высокой или, наоборот, очень слабой успеваемостью; низкими материальными возможностями родителей; особенностями поведения или внешности, выделяющимися из условной нормы; либо «назначается» лидером коллектива через унизительные сравнения, оскорбления и нарочитое пренебрежение к его личности. Порой поводом для оскорблений становятся совершенно случайные вещи.

В коллективах, где нет прозрачных и действующих правил с санкциями на агрессию, подростки устанавливают свои «правила» — и унижение человеческого достоинства становится групповой нормой. Упоение властью во все времена так привлекало неокрепшие умы.

Жертва травли (буллинга), как правило, имеет ряд особенностей, которые провоцируют агрессора на попытки вторжения: сензитивность (высокая чувствительность) и мягкость, тревожная мнительность, отгороженность от шумных компаний и своеобразие поведения, психическая или физическая инфантильность, заболевания или видимый физический дефект. Но эти особенности не обязательно могут привести подростка к угрозе извне.

Пусковым механизмом формирования «жертвы» является выученная беспомощность, приобретаемая в семье. Это привычка подвергаться критике и быть отвергаемым самыми близкими, запрет на выражение чувств в своей семье (в том числе запрет на гнев в адрес матери/отца), подавление собственных желаний и потребностей в угоду реализации чужих. Такому подростку (а потом и взрослому) сложно себя защитить — в его личном опыте этого не случалось, ему страшно дать отпор из-за страха наказания или еще больших эмоциональных и (или) физических страданий. «Легче перетерпеть», чем столкнуться с неизвестными последствиями своего отпора.

Роль педагогов общего и дополнительного образования в том, чтобы остановить процесс в самом его зачатке, не дать ему развиться. При возникновении межличностных напряжений в школьных коллективах необходимо провести соответствующие беседы с детьми и их родителями.

Неравнодушные люди могут спасти жертву буллинга от расправы в общественных местах, на улице. Но гораздо эффективнее (системно) эту проблему могут решить те, кто наделен «властью» на местах, полномочиями, авторитетом: родители, педагоги, психологи, социальные работники, органы исполнительной власти.

Тактика работы с жертвой предполагает скорейшую её изоляцию от агрессора, предложение и осуществление реальной защиты и моральной поддержки со стороны взрослого, а в перспективе рекомендуется индивидуальная и семейная психологическая коррекция для компенсации «жертвенных» тенденций.

Важно помнить и тот факт, что информационный фон и атмосфера, в которой живет подросток, имеют огромное значение в регуляции агрессии между людьми — они или осуждают, или потворствуют буллингу в любых его проявлениях.

Ольга Бянкина, главный специалист Управления образования города Ангарска:

Несмотря на относительную новизну термина «буллинг», факты травли в среде детей отнюдь не новы. Сегодня эта проблема усугубилась за счет информационных технологий. Есть отдельный термин «кибербуллинг» — травля в социальных сетях. Например, ребёнок приходит домой, садится к компьютеру и видит собственные фото, сделанные без его ведома, с унижающими достоинство комментариями. И фото эти запущены в интернет, их может увидеть кто угодно и составить своё мнение о ребёнке.

Буллинг, получая «право на существование», корёжит, как болезнь, оставляет свои оспины на всех участниках активных обсуждений в сетях. Что касается детей и подростков, важно, чтобы в их близком окружении был взрослый, кому можно рассказать о происходящем, поделиться переживаниями и получить поддержку.

Взрослые, в первую очередь родители, педагоги, психологи, должны быть внимательны к состоянию и настроению детей, должны помочь им сохранить устойчивость в сложных жизненных ситуациях.

Главное, что должны знать дети от нас, взрослых: унижать другого человека, в том числе и в интернете, недопустимо и наказуемо. Разрешаемый нашим невмешательством или молчанием буллинг получает в детском понимании «право на жизнь».

 

Рекомендации родителям, педагогам детей и подростков, ставших жертвой буллинга

— Будьте эмоционально близки с детьми, чтобы в трудных для себя ситуациях они не боялись делиться с вами трудностями, подробностями взаимоотношений со сверстниками. Не упрекайте ребёнка в слабости, неумении постоять за себя; объясняйте, что любому человеку может быть нелегко (и вам было) в отношениях с другими людьми. Своими отрицательными оценками не добавляйте негатива в жизнь ребёнка.

— Родители, старайтесь вносить в семейную жизнь больше положительных эмоций. Занимайтесь с детьми тем, что они любят, чтобы ребёнок осознавал: сложности взаимоотношений со сверстниками — это только часть его жизни, а не вся жизнь.

— Цените откровенность ребёнка, родители должны быть первыми людьми, на кого он может опереться.

— Если подтвердились эпизоды травли ребёнка со стороны одноклассников, не ждите, что всё завершится само собой. Узнайте, что происходит между ребятами, кто конкретно зачинщик травли, в чём возможные её причины.

Проанализируйте ситуацию с точки зрения взрослого человека.

— Посоветуйтесь с ребёнком, кому из педагогов можно рассказать о происходящем, кто в авторитете у класса и способен оказать реальную помощь. Найдите союзника среди педагогов.

— Не занимайте позицию обвинителя: «школа виновата», ваша задача — помочь ребёнку пережить сложившиеся обстоятельства, не сломаться, а не обвинять всех и вся.

— При буллинге в коррекции нуждаются и жертвы, и агрессоры. Важно к решению проблемы подключить психолога, другого специалиста, имеющего навыки решения подобных ситуаций.

— У агрессоров могут быть психические отклонения, и, возможно, он нуждается не только в психологической, но и медицинской помощи.

Если в целом, то взрослые должны контролировать поведение детей и корректировать его при первых проявлениях агрессии к кому бы то ни было, иначе агрессивные тенденции в детском коллективе будут возрастать.

Причины буллинга в детской и подростковой среде разнообразны, многоплановы и требуют индивидуального подхода в каждой конкретной ситуации.

Татьяна БИЧЕВИНА, психолог Ангарского филиала Иркутского областного психоневрологического диспансера

 

Записаться на прием к психологу можно по телефону: 55-10-36.

Адрес: 17 микрорайон, дом 6.

Телефон доверия, круглосуточная помощь психолога — стационарная связь: 0-86, 8 (3955) 564-986.

Добавить комментарий

error

Вся Неделя в социальных сетях