очень плохоплохоудовлетворительнохорошоОтлично (Пока оценок нет)
Загрузка...
20 Февраль 2020

Комментарии

0
 20 февраля, 2020
 0

Людмила Пластинина, подполковник юстиции в отставке, в прошлом сотрудник ЛОВД на станции Ангарск.

18 февраля страна отмечает День транспортной полиции. Это неофициальный профессиональный праздник сотрудников подразделения Министерства внутренних дел РФ, отвечающих за обеспечение правопорядка на объектах железнодорожного, воздушного и водного транспорта Российской Федерации.
Историю основания и развития этой службы традиционно связывают с началом строительства в России железных дорог. Уже в XIX веке ее охраняли жандармы, а после революции 1917 года вопрос охраны встал еще острее.
В связи с чем 18 февраля 1919 года был издан декрет ВЦИК «Об организации межведомственной комиссии по охране железных дорог». Этот декрет можно назвать первым документом, принятым на пути создания системы охраны железнодорожного транспорта. Со временем эта служба была сформирована в крепкую федеральную структуру.
О службе, коллегах и интересных случаях рассказала нашему корреспонденту во время беседы Людмила Пластинина, подполковник юстиции в отставке, в прошлом сотрудник ЛОВД на станции Ангарск.
— Какое высказывание Ф.Э. Дзержинского, кроме: «У чекиста должны быть холодный ум, чистые руки и горячее сердце», вам близко?
— Я когда-то читала высказывание Ф.Э. Дзержинского: «Человек, который нравится всем, вызывает у меня большое подозрение». С годами я убеждаюсь в этом все больше.
— Вы состояли в какой-нибудь партии?
— Да, я вступила в ряды КПСС, когда была в звании майора, и партийный билет до сих пор со мной. Мой отец был коммунистом, он в 17 лет ушел на фронт, а после окончания войны работал участковым инспектором в селе Барлук Куйтунского района. В 2016 году я ездила в Барлук на юбилей школы, и 50 лет, как я окончила ее. Представляете, там до сих пор помнят моего отца. Говорили, что после него ни одного такого профессионального участкового не было.
— Какие наставления отца помогали вам в вашей работе?
— «Старайся сделать свое дело хорошо и помогать человеку, если он попал в беду». Я это всегда помнила, и за всю службу ни разу не было нареканий от подследственных.
— Вам когда-нибудь было стыдно за какие-то действия в работе?
— Стыдно — честно не помню, а вот горько было, и некоторые даже вспоминаю до сих пор. Как-то раз на станции Китой задержали 17-летнего парня за кражу из грузового вагона. Поместили его в ИВС города Ангарска. Утром приехала мать, стала просить за него, чтобы его отпустили — он у нее был один, помогать больше некому. Я избрала ему меру пресечения — подписку о невыезде до суда. А он через несколько дней снова залез на грузовой поезд. Была зима, он был в шубе, его затащило под вагон — и он погиб.
— А вы часто отпускали до суда под подписку?
— Несовершеннолетних, которые попадали к нам в отделение в первый раз, почти всегда. Знаете, часто трех дней, когда человек находился в ИВС, было достаточно, чтобы подросток понял, он ведь не враг себе. Если не понимал, то продлевала срок у прокурора до десяти дней. И ни разу, повторяю, ни разу подростки и их родители не подвели меня!
— А бывали случаи, когда вы отпускали до суда совершеннолетних преступников?
— Да, был случай на станции Половина. Задержали четверых мужчин, все трактористы. Они совершали кражи автозапчастей из грузовых машин, следовавших на грузовых платформах. Все четверо были арестованы прокурором города Усолье-Сибирское и до суда находились в СИЗО Иркутска. Через месяц я работала в СИЗО по другому делу. Как-то, проходя по коридору, увидела, как открыли дверь камеры, и услышала: «Людмила Павловна! Посмотрите, в каких условиях мы находимся!» Дело было утром, людей в камере было как сельдей в бочке, душно так, что по стенам текла вода. Через неделю поехала я к прокурору Сомину и убедила его изменить меру пресечения — содержание под стражей — на личное поручительство. До суда мужики были дома, работали, погасили ущерб, а на суде получили условную меру. После суда приезжали с женами и детьми в отделение, благодарили. Было очень приятно.
— Какой участок железной дороги вы обслуживали?
— ЛОВД на станции Ангарск обслуживала железную дорогу от Иркутска до Черемхово. Санкцию на задержание и содержание под стражей выдавали прокуроры по месту совершения преступления, поэтому на санкцию возили и в Черемхово, и в Усолье, и в Ангарск, и в Иркутск. Какие были профессиональные прокуроры! Одни фамилии что значат! Барский, Бутлицкий, Шиман, Воеводин, Ливанов, Сомин, Надежда Васильевна Абдулгалимова, прокурор на станции Черемхово. Умница, красавица, хорошо знающая закон. Ей не надо было объяснять, суть дела понимала сразу. Всегда можно было получить грамотный совет от нее самой или ее заместителя — Нины Ивановны Воробъевой.
— А художественный фильм о работе транспортной полиции есть?
— Да, кстати, неплохой — художественный кинофильм «Дополнительный прибывает на второй путь». Работа сотрудников уголовного розыска в фильме показана довольно правдиво.
— Ветераны 18 февраля встречаются?
— Ребята, конечно, встречаются постоянно, и на этот раз обязательно соберутся. И Женя Холечук под гитару будет петь лучшее, что им дорого и памятно.
— Вас предавали по работе?
— Да, бывало, не то что предавали, а подводили. Это многих людей коснулось, особенно в 90-е годы.
— О чем вы жалеете?
— Ни о чем не жалею, жизнь удалась. Были любимая работа, семья: дети, внуки, которые уже выросли, всегда была поддержка друзей и родственников.
— У вас есть девиз?
— Делай дело — и будь что будет! Жизнь дается один раз. Маршак хорошо об этом сказал:
Цените слух, цените зренье.
Любите зелень, синеву —
Всё, что дано вам во владенье
Двумя словами: я живу.
Любите жизнь, покуда живы.
Меж ней и смертью только миг.
А там не будет ни крапивы,
Ни звезд, ни пепельниц, ни книг.
И солнце даже не заметит,
Что в глубине каких-то глаз
На этой маленькой планете
Навеки свет его погас.
Любите жизнь! И еще раз всех с праздником!

Беседу записал Ярослав СОКОЛ

Добавить комментарий

error

Вся Неделя в социальных сетях