очень плохоплохоудовлетворительнохорошоОтлично (Пока оценок нет)
Загрузка...
23 Январь 2020

Комментарии

0
 23 января, 2020
 0

Одной из причин обращения родителей к психологам является наступление переходного возраста у их детей. Сам факт взросления ребёнка и изменение его поведения в сторону непредсказуемости и протеста вызывают беспокойство у взрослых.
На приёме у психолога родители рассказывают:
— Раньше знали о сыне всё: куда ходил, чем занимался, что радовало-огорчало. Теперь в основном отмалчивается, сидит в своей комнате, лучший друг — компьютер.
— Вот уже около полугода с дочкой постоянные конфликты. Стала вспыльчивой, ничего не скажи, к замечаниям не прислушивается. Мы перестали быть для неё авторитетом. Из дома бежит, часто ночует у подруг.
А как её не критиковать, если в комнате бардак, домашние задания практически не выполняет, ЕГЭ вряд ли сдаст.
Многого мы от неё не требуем, элементарно: уроки, порядок в своей комнате и помощь по дому. Даже этого невозможно добиться.
— Жена избаловала нашего сына, всё ему разрешала, потакала капризам, теперь пожинаем плоды: ленивый, неорганизованный, упрямый. Я держу его строго: не сделал вовремя что положено — вечером сидит дома. А что делать, иначе вообще распустится. Обижается, но приходится выполнять.
После беседы с родителями психолог общается с подростками. Их взгляд на те же ситуации другой.
— Мне кажется, что родители подозревают меня в чём-то плохом, в течение дня одни и те же вопросы по нескольку раз: «Всё нормально? Ничего не случилось?» Глаза у них больные, тревожные, будто устали от меня до невозможности. Кажется, если я скажу, что курю травку, то им станет легче. Скажут: «Ну вот, мы так и знали, надо было раньше признаться» и потащат меня к наркологу.
А в моей жизни ничего особенного не происходит: дом, школа, секция. О чём им рассказывать? Не будешь же описывать каждый шаг.
— Мама постоянно ругается, что я сижу в телефоне, а сама в любую свободную минуту то болтает, то в «Одноклассниках». Им (родителям) можно не убирать за собой, сразу после еды не мыть посуду, не заправлять постель и так далее. А я за всё это получаю «по полной». За собой бы лучше смотрели. В своей комнате я порядок навожу, когда считаю нужным. Зачем он там идеальный, если мне удобнее так, это же моя комната.
— Отец общается со мной как генерал с самым плохим солдатом. Одни приказы и наказания: не успел сделать уроки к его приходу — вечером разборки.
Иногда подростки плачут от собственного бессилия и невозможности объяснить взрослым, что же происходит с ними на самом деле. Их либо не слушают (родителям всегда некогда), либо не придают значения серьезности проблем, либо сам подросток не может подобрать слова или набраться смелости, чтобы рассказать о себе.
Например, о том, что он не знает, как подойти к учителю для исправления двойки — материал выучил, но есть опасения, что всё забудет, тем более учитель считает его хроническим лентяем.
Или что делать, если девочка, которая нравится, не отвечает взаимностью. Взрослые говорят, мол, «в твоей жизни будет ещё много девочек, и получше, поэтому не стоит так убиваться». Но «не убиваться» не получается — попробуй справиться с чувствами, пока они сами не прошли.
Или, например, очень хочется летом, на каникулах, поехать отдохнуть вместе с родителями, а они с собой не берут («вырастешь, будешь ездить куда хочешь»). И доказывать им что-то бесполезно.
Отдельные истории, конкретные переживания детей, ещё только стоящих на пороге взрослости. При этом они и сами зачастую не могут объяснить, почему упрямятся и вспыхивают там, где всё можно было решить мирным путём.
Далеко не последнюю роль в эмоциональной нестабильности подростков играет гормональная перестройка организма. Особенности внешних проявлений которой — импульсивность поведения, раздражительность, повышенная утомляемость, «эмоциональные качели», сложности удержания внимания и другие симптомы, не добавляющие комфорта в состояние.
Подросток находится как бы в промежуточной позиции: он уже не ребёнок, но ещё и не взрослый, при этом хочет получить возможности взрослого, избегая его (взрослого) ответственности. Некоторые родители усиливают это противоречие: относятся как к ребёнку, а требуют как от взрослого.
На фоне этого замкнутого круга в некоторых семьях создаётся ситуация, напоминающая поле битвы, по разным сторонам которого близкие и в общем любящие друг друга люди — родители и их дети.
Задача взрослых, несмотря на происходящее и вопреки ему, — искать контакт с подростком. Освободиться от чувства своей безусловной правоты и непогрешимости только потому, что они взрослые и содержат своих детей. Кстати, содержание детей родителями — это обязанность, закреплённая законом.
Расставим некоторые акценты. Не стоит ждать, а тем более требовать от подростка большего, чем он способен дать, например, пятерок по предметам, вызывающим у него затруднения, или, допустим, требовать обещаний вернуться домой в 21.00 и не минутой позже. Он вряд ли выполнит эти требования. А напряжение в отношениях усилится — «обещал и не сделал».
Не нужно добиваться абсолютного послушания, лучше приходить к общему мнению, договариваясь и уважая доводы подростка. Будьте внимательными к каждой попытке ребёнка поговорить с вами откровенно, откажитесь от категоричности в оценке его поступков и поведения. Ведите себя так, чтобы подросток не сомневался в вашей любви к нему, вопреки сложности отношений и его несовершенству.
Каждый человек нуждается в нормальном, уважительном к себе отношении, подростки особенно. У них и так самооценка неустойчива и во многом зависит от мнения окружающих, а если родители постоянно ими недовольны, упрекают и критикуют, даже, как им кажется, за дело, то подростки ещё больше сомневаются в себе.
В беседах с психологом некоторые ребята говорят, что не видят смысла в жизни, и убедить их в том, что смысл жизни — в самой жизни, в каждом прожитом дне, затруднительно.
«Родители говорят, что я их расстраиваю и не даю жить спокойно, может быть, им без меня будет легче?»
Такие суждения должны вызывать не только тревогу у взрослых, но и активное желание наладить отношения с подростком, быть для него доступными, открытыми и любящими.
Татьяна БИЧЕВИНА, психолог Ангарского филиала «ИОПНД»
Круглосуточная помощь психолога: 0-86.
Сотовая связь: 8 (3955) 564-986.

Добавить комментарий

error

Вся Неделя в социальных сетях